Экспорт новостей

Реклама от Google

 
Настольные игры arrow Алфавитный указатель arrow Алфавитный указатель 
ALL |0-9 |A |B |C |D |E |F |G |H |I |J |K |L |M |N |O |P |Q |R |S |T |U |V |W |X |Y |Z

|А |Б |В |Г |Д |Е |Ж |З |И |К |Л |М |Н |О |П |Р |С |Т |У |Ф |Х |Ц |Ч |Ш |Щ |Э |Ю |Я


Техника Бывшей Империи Кено Печать E-mail
Рейтинг: / 15
ХудшаяЛучшая 
Автор Тенгель   
06.01.2009 г.

 Представляю вашему вниманию подробные описания техники бывшей империи Кено.

Автор статьи: Тенгель

Дизайн миниатюр: Томоко

Постимперская техника

«Амоло» (вьючный верблюд)

Автомобиль Амоло

Наиболее распространённый автомобиль в империи Кено. Фактически – 80% всего легкового автопарка укомплектовано автомобилями этого образца.
Автомобиль был спроектирован в 15г ОП Элликом-Тар Мазарки ведущим инженером конструкторского бюро имперского машиностроительного концерна «Аш-Тершим». В условиях посткатастрофической экономики Кено понадобился автомобиль предельно простой в производстве и эксплуатации, но вместе с тем надёжный, вместительный и обладающий высокой проходимостью.
Именно таков и был проект Мазарки, названный им «амоло». Корпус машины прочный и грубый, буквально сваренный из стальных листов. Машина не способна развивать таких скоростей, как довоенные автомобили, да и езда на ней весьма неудобна в сравнении с довоенными марками. Двигатель, подвеска и трансмиссия тоже выполнены нарочито грубо и просто, что позволяет ремонтировать её буквально в поле. Зато двигатель мощный, с воздушным охлаждением, подвеска очень жёсткая, что позволяет проходить даже самые разбитые дороги.
За последующие 40 лет в Кено было построено больше 20тыс автомобилей «Амоло», которые используются буквально во всех сферах экономики. Экономичные и простые в эксплуатации они прекрасно зарекомендовали себя и в войсках во время войн с варварами и бандитами.
Автомобили применяют в качестве санитарного транспорта, патрульных и разведывательных машин, командирских и разъездных машин, и даже в качестве машин огневой поддержки пехоты. В войсках есть две модификации классического «амоло».
«Амоло» гражданской компоновки. Обычно он невооружённый, или с прорезанным в крыше люком, перед которым установлен пулемёт на самодельной турели.
«Амоло-А», автомобиль, построенный на заводе сразу как военный. Он несколько крупнее и на нём смонтирована небольшая поворотная башенка с пулемётом.

Вместимость: 4 человека и до 300 кг груза.
Макс. скорость: 90 км/ч по шоссе.
Запас хода: 300 км.
Вооружение: 1 пулемёт калибра 6,25 мм в поворотной башенке.

«Киш-Амоло» (могучий верблюд)

Бронетранспортер Киш-Амоло

В 23г ОП имперское правительство приняло решение о начале производства специализированной военной техники для подвижных частей. Заказ на разработку новой «основной» машины был передан концерну «Аш-Тершим». Новая машина должна была без существенных изменений в конструкции выполнять задачи по огневой поддержке пехоты, борьбе с легкой техникой и лёгкими низколетящими целями, транспортировке пехоты на поле боя.
Проект, представленный КБ «Аш-Тершим», представлял собой тот же «Амоло», только увеличенный в размере, с лёгкой бронёй, усиленным двигателем, подвеской и трансмиссией и трёхосным мостом. Несомненным преимуществом проекта являлась взаимозаменяемость по большинству деталей с уже давно успешно освоенным автомобилем «Амоло» и грузовиками, производимыми «Аш-Тершим», что резко удешевляло его производство и эксплуатацию. Его вооружение в точности повторяло уже освоенный вариант для «Амоло-А». Проект был принят на вооружение в 25г ОП под названием «Киш-Амоло». «Киш-Амоло» выпускался в период 23-44гг, за всё время было построено примерно 5тыс машин этого типа. «Киш-Амоло» хорошо показал себя во время пограничных столкновений с варварами и присоединительных кампаний имперской армии, однако за 20 лет значительно устарел, в войсках появились более современные (и более проходимые) машины. В настоящий момент ещё остающиеся в войсках «Киш-Амоло» постепенно выводятся из состава боевых частей и перестраиваются в «Дарчжи-Амоло».
Сейчас «Киш-Амоло» всё ещё остаётся в некоторых армейских моторизованных дивизиях (и в иррегулярных формированиях) в качестве бронетранспортёра, а машина «Дарчжи-амоло» довольно долго была единственным «танком» и САУ в имперской армии, сейчас же она осталась в качестве мобильной зенитной установки и машины борьбы с легкобронированными целями.

ТТХ
Экипаж: водитель, стрелок, 6 десантников.
Макс. скорость: 60 км/ч по шоссе.
Запас хода: 250 км.
Вооружение: 1 пулемёт калибра 6,25 мм в поворотной башенке.
Бронирование: противопульное.

«Дарчжи-амоло» (рычащий верблюд)

Это «Киш-амоло» в варианте ЗСУ. Вместо десантного отделения в открытой поворотной турели смонтирован универсальный крупнокалиберный спаренный пулемёт калибра 12,5мм.
Это оружие способно эффективно поражать низколетящие цели, лёгкую бронетехнику, подавлять огневые точки. В настоящее время «Дарчжи-амоло» находится в основном на вооружении южных дивизий, сражающихся с варварами. Некоторое количество этих машин переданы союзным варварским вождям для усиления их армий.

ТТХ
Экипаж: 4 человека.
Макс. скорость: 55 км/ч по шоссе.
Запас хода: 230 км.
Вооружение: спаренный крупнокалиберный пулемёт калибра 12,5 мм в открытой турели.
Бронирование: противопульное, сверху машина открыта.

«Акташ» (борзая)

В 47г ОП КБ Аджирайского Машинного завода предложило альтернативный «амоло» проект автомобиля. Машина обладала существенно лучшими характеристиками по скорости, экономичности и запасу хода, чем «Амоло», обходилась дешевле в производстве и несколько дешевле в эксплуатации (за счёт новых, освоенных за последние годы технологий). Однако обладала несколько меньшей проходимостью и прочностью.
Командования Гвардии и частей Осназ сочли возможным принять этот автомобиль на вооружение, так как эти войска действовали в тех районах империи, где дорожная сеть была гуще. Автомобиль получил название «акташ», борзая. К настоящему времени в войска поступило примерно 1,5 тыс. этих автомобилей. Примерно 100 машин продано союзному варварскому сёгуну Лерктейо.
«Акташ» существует в трёх версиях: обычной (разъездной); патрульной, с пулемётом на открытой турели; миномётной.
В целом, отношение к «Акташу» в войсках пока настороженное.

ТТХ
Экипаж: водитель, 3 человека, до 150 кг груза.
Макс. скорость: 110 км/ч по шоссе.
Запас хода: 280 км.
Вооружение патрульной версии: пулемёт калибра 6,25 мм на открытой турели.
Вооружение миномётной версии: 75мм миномёт в открытом кузове.
Бронирование: отсутствует.

АВ-53 «Шушкуртан» (горная рысь)

В 48г Имперское командование объявило конкурс на проект боевой разведывательно-дозорной машины. Конкурс выиграл проект Аджирайского КБ «Шушкуртан». Проект, однако, потребовал очень длительного процесса доработки прежде, чем был принят на вооружение в начале 53г. Частично это было обусловлено интригами государственного концерна «Аш-Тершим», лоббировавшего собственные интересы. Производство «Шушкуртана» началось только в 53г, и он начал поступать в разведывательные подразделения частей Осназ, чтобы постепенно заменить в этом качестве машины «Амоло». События, последовавшие за смертью Императора, привели к приостановлению производства «Шушкуртанов», так что пока в войска поступило не больше нескольких десятков этих машин.
«Шушкуртан» представляет собой оригинальную двухосную полноприводную машину с бензиновым двигателем, относительно скоростную на пересечённой местности и хорошо защищённую. Все БРДМ оборудованы радиостанциями, некоторые – системами ночного видения. Вооружение БРДМ стандартизовано с проектами серии «Амоло» и представляет собой классическую пулемётную башенку «Аш-Тершим».

ТТХ
Экипаж: 3–4 человека (в зависимости от модификации).
Макс. скорость: 72 км/ч по шоссе.
Запас хода: 700 км.
Вооружение: 1 пулемёт калибра 6,25 мм в поворотной башенке.
Бронирование: противопульное.

А-40 «Фарис» (конный лучник)

В 38г в связи с развитием кампании против Отлока имперским правительством было принято решение о создании механизированных (танковых и мотопехотных) соединений. Новые подразделения планировалось оснащать техникой новых, улучшенных образцов.
При формулировании технического задания на новое средство транспорта пехоты технический отдел Имперского Главного Командования учёл опыт эксплуатации БТР «Киш-амоло». Его вооружение было признано достаточным, однако штаб потребовал лучшей защищённости и более высокой проходимости. Также увеличивалась насыщенность войск артиллерией, поэтому в техническом задании содержалось требование на возможность использования нового БТР в качестве артиллерийского тягача.
Несмотря на то, что формально был объявлен конкурс, никакие проекты, альтернативные, представленному «Аш-Тершим» не рассматривались. Прототип «Фарис» (а другие проекты не ушли дальше стадии эскизных чертежей) показал на испытаниях достаточные данные, чтобы удовлетворить заказчика.
Новая машина была стандартизована по многим деталям корпуса, системы управления и двигателя с уже освоенным проектом «Киш-амоло». Однако была полугусеничной, что резко повышало её проходимость, имела более мощный дизельный двигатель, а десантное отделение было закрыто броневой крышей.
Вместо своей «традиционной» лёгкой пулемётной башенки «Аш-Тершим» поместил открытую турель с пулемётом, калибром 6,25мм (была предусмотрена модификация и с 9мм пулемётом, однако военные решили, что её эксплуатация будет проблематична с точки зрения поставок боеприпасов и запасных частей), способным подавлять лёгкие огневые точки. Однако пулемёт был смонтирован на открытой турели: опыт войн с варварами показал, что БТР редко подходит к противнику на дальность действительно прицельного выстрела из ружья или автомата, и, следовательно, отказ от башенки незначительно поднимет риск такого рода для стрелка. Открытая же турель резко увеличивала обзор, и, кроме того, давала возможность стрелку вести огонь по воздушным целям, так как Отлок располагал ВВС, пусть и малочисленными и примитивными.
Кроме того, предполагалось, что отказ от башенки облегчал конструкцию и позволял поставить оружие большего калибра, способное стрелять по живой силе с бОльших расстояний, обстреливать самолёты, и даже бороться с совсем лёгкими укреплениями. Однако от более тяжёлого пулемёта отказался заказчик. В основном потому, что это удешевляло машину (планировался ведь массовый выпуск). Кроме того, в ходе реальных боевых действий, особенно в условиях недостатка дорог и транспорта, очень важно, чтобы все боеприпасы ко всему оружию были как можно более стандартными. Военным очень не нравилась перспектива, что вместо одного вида пулемётных патронов в войска придётся массово поставлять два разных.
Дополнительным достоинством машины была также заложенная ещё на стадии проекта возможность производить на базе неё другую технику: САУ (в том числе противотанковые), мобильные зенитные и миномётные машины, безбронные тягачи.
В 40г машина была принята на вооружение, а с 41г начала поступать в войска, где до сих пор используется в качестве основного БТР. «Фарис» строился в значительно больших масштабах, чем «Киш-амоло», поэтому к 54г (Началу Стальной Войны) заводами было произведено и передано в войска порядка 6тыс. «Фарисов».

ТТХ
Экипаж: механик-водитель, стрелок, 6 десантников.
Макс. скорость: 45 км/ч
Запас хода: 200 км.
Вооружение: 1 пулемёт калибра 10 мм на открытой турели.
Бронирование: противопульное.

АС-44 «Джевер» (пещерный медведь)

В 43г «Аш-Тершим» получила заказ на САУ на базе БТР «Фарис». Изначально предполагалось оснастить эти САУ крупнокалиберными штурмовыми орудиями для передачи в тяжелые артиллерийские бригады резерва ИГК.
Однако уже в процессе выполнения заказа техническое задание было изменено. Военная разведка сообщила о «наращивании производства тяжёлых танков в Лианре». Имперское командование предположило перспективную возможность столкновения с большим количеством тяжёлых танков, и сформировало техническое задание на тяжёлые противотанковые САУ. Однако Имперское Машиностроительное Управление и Имперское Казначейство отказались санкционировать производство ещё одного типа машин. После долгих дебатов было найдено «взаимоприемлемое» решение: новые тяжёлые самоходные установки должны были производиться как «универсальные», предназначенные и для борьбы с тяжёлыми танками, и для использования в качестве мобильной артиллерии. Инженеры «Аш-Тершим» уже в «конвейерной» стадии доработали 125мм орудие ОШ-31 «для целей борьбы с танками», поставили новые прицелы, разработали новые кумулятивные снаряды. Из-за внезапной смены задания процесс разработки и принятия «Джевера» на вооружение сильно затянулся. Хотя акт о принятии был подписан в 44г, но испытания и доводка продолжались ещё два года, и только в 46г первые машины пошли в войска.
К тому времени уже стало понятно, что орудие «Джевера» недостаточно мощное для решения задач «артиллерийского стратегического резерва», поэтому «Джеверами» успели оснастить лишь одну бригаду (из планируемых двух).
С другой стороны, для борьбы с танками (и особенно – основными танками «Северной Стали») у «Джевера» оказалась слишком слабая защита и слишком высокий, демаскирующий, профиль. Он оказался «слишком легко защищённым» для тяжёлого противотанкового САУ, но «слишком дорогим» для лёгкого. Возможность использовать «Джевер» в качестве «традиционной» артиллерийской системы слабо компенсировала этот недостаток. «Джевер» используется в качестве противотанкового САУ в нескольких механизированных дивизиях (в основномв Имперской Гвардии), однако в массовое производство он так и не пошёл.
На начало Стальной войны было произведено всего около 150–200 единиц.

ТТХ
Экипаж: механик-водитель, расчёт орудия (4 человека).
Макс. скорость: 40 км/ч
Запас хода: 180 км.
Вооружение: 125мм длинноствольное орудие «Аш-Тершим – 43» в открытом десантном отделении.
Бронирование: противопульное.

А-50 «Шимхайр» (конный латник)

В последние годы жизни Императора Имперское Главное Командование было сильно озабочено техническим отставанием военной техники Кено от образцов, стоявших на вооружении «Северной Стали». Можно было даже говорить о чём-то вроде односторонней «гонки вооружений», предпринятой Кено.
В конце сороковых годов было принято решение наряду с уже ставшими привычными танковыми бригадами, развернуть несколько полноценных танковых дивизий. Эти немногочисленные элитные дивизии планировалось оснащать ультрасовременными «основными» танками, и использовать их в высокоманевренных «антипозиционных» операциях. Однако почти сразу выяснилось, что для полноценного решения возложенных на них задач танковые дивизии должны включать довольно значительные контингенты моторизованной пехоты, поэтому в состав тех дивизий включили по одному «мобильнострелковому» полку. Но оказалось, что существующие бронетранспортёры для использования в танковых дивизиях не годятся, так как обладают меньшей проходимостью, чем танки, меньшей защитой и совершенно недостаточным вооружением. Если вооружить эти «мобильные» полки БТРами «Фарис» они будут существенно сковывать действия дивизий.
Поэтому совместно «Аш-Тершим», техническим отделом Бронетанкового Командования и Имперским Машиностроительным управлением был разработан «специальный бронетранспортёр А-50 «Шимхайр».
Он был спроектирован с использованием технических решений для танка «Эрдет», и больше был похож не на БТР, а на танк, что, в, общем-то, и понятно, он ведь был предназначен для танковых дивизий. «Шимхайр» — гусеничная машина, с серьёзным бронированием и полнобронированной поворотной башней. Она оборудована тем же двигателем, что и имперские «средние» танки «Аш-Рор», что существенно облегчает жизнь промышленности, упрощает эксплуатацию «Шимхайра» в поле, однако резко увеличивает его стоимость (новые танковые двигатели весьма сложны в производстве и материалоёмки). Энерговооружённость машины позволяет ей развивать ту же скорость, что и танки, при несколько большей проходимости; есть даже возможность форсировать вплавь водные препятствия, что позволяет мобильной пехоте взаимодействовать с танками наиболее чётко.
Вооружение «Шимхайра» состоит из довольно мощной 62,5мм короткоствольной нарезной пушки, спаренной с 6,25мм пулемётом в полноброневой поворотной башне. Это оружие позволяет бороться почти на равных даже с лёгкими танками и вообще использовать «Шимхайр» в качестве танка поддержки пехоты. Бронирование, впрочем, на этом БТР тоже в основном противопульное. Конструкторам пришлось ради дополнительной вместимости и энерговооружённости максимально облегчить машину.
«Шимхайр» был принят на вооружение в рекордно короткие сроки: в 50г. Однако с тех пор он так и не получил большого распространения в войсках. В первую очередь потому, что он слишком дорог и сложен в производстве. Фактически, он стоит на вооружении всего двух армейских танковых, и одной гвардейской механизированной дивизии. К началу войны было построено всего несколько сотен (примерно 600-700) единиц.
В войсках «Шимхайр» пользуется популярностью и считается очень надёжной, защищённой и удобной машиной. Тем не менее, на начало Стальной войны А-50 «Шимхайр» ещё ни разу не применялся в условиях реальных боевых действий.

ТТХ
Экипаж: механик-водитель, наводчик-оператор, наблюдатель — заряжающий; 6 человек десанта.
Макс. скорость: 50 км/ч
Запас хода: 212 км.
Вооружение: 62,5мм скорострельное орудие, 6,25мм пулемёт в поворотной башенке.
Бронирование: противопульное; лоб и башня способны выдержать попадание из лёгкой пушки.

Дахса (нелетающая птица-охотник)

До 38г у Кено не было танковых войск как таковых. Промышленность просто не могла производить танки, так как были гораздо более срочные и важные задачи, связанные с воссозданием гражданской экономики.
С другой стороны, и противники армии Кено никакой промышленностью в те времена не обладали, так что механизации войск, которые использовали «Амоло-А» и «Киш-Амоло» в качестве основной машины, было вполне достаточно.
Тем не менее, в 26г концерн «Аш-Тершим» начал разработку перспективного проекта танка на тот случай, если Империя столкнётся с противником, также обладающим промышленностью. Поскольку проект не имел высокого приоритета (реально танки на тот момент не требовались), его разработка шла относительно медленно. Проект был доведён до стадии полигонных испытаний только в 30г.
Танк обладал всеми особенностями, характерными для техники «Аш-Тершим» того периода. На нём стоял такой же дизельный двигатель, какой ставили на трактора, трансмиссия и система управления, и даже компоновка машины, также в общих чертах повторяли тракторную. В результате танк получился дешёвым и низкотехнологичным. Можно было легко наладить его массовое производство даже на слабой промышленной базе тогдашней Империи, а можно было производить в небольших количествах в небольших цехах, используя детали, произведённые на конвейерах для тракторов. Кроме того, уже на стадии проектирования была предусмотрена возможность создания вспомогательных машин (например, САУ, штурмовых миномётов, огнемётных машин) на базе этого танка.
Главным отличием трансмиссии танка от почти такой же трансмиссии трактора была только возможность включить дополнительную скорость: танк получился существенно быстрее трактора. Его основным предназначением было участие в маневренных операциях, а именно быстрый захват вражеских стратегических объектов, и преследование отступающего противника. Отсюда и название машины: дахса, огромная (за полтора метра в высоту) и быстрая хищная нелетающая птица-охотник, которая очень расплодилась после Катастрофы, и очень часто нападала на людей. При встрече с дахсой человек, не имевший огнестрельного оружия, был обречён: убежать от дахсы было невозможно.
«Дахсу» приняли на вооружение в 32г и несколько лет строили небольшими партиями (произвели порядка 30–50 единиц, включая полигонные и учебные машины). Из них формировались так называемые «отряды огневой поддержки» в 5–10 машин каждый, которые отправляли в зоны боевых действий, если происходило что-нибудь необычное, например, варвары доставали откуда-нибудь старый довоенный БТР или танк, и «Амоло» войскам оказывалось недостаточно.
В 38г для войны с Отлоком были созданы первые танковые бригады Империи. Они были вооружены «Дахсой», которая отлично себя зарекомендовала в последовавших боях с пехотой и бронетехникой Отлока. Защищённость, скорость, проходимость и простота обслуживания танка сделали его отличной машиной для борьбы с низкотехнологичной и слабо механизированной отлокской армией в условиях крайне плохо развитой в Отлоке транспортной сети.
После отлокской кампании вооружённые «Дахсами» бригады были переброшены на южные границы, где очень успешно применялись против варваров.
Но в середине 40-х годов на вооружение танковых бригад начали поступать новые, более современные танки, и морально устаревший «Дахса» начали выводить из их состава и передавать в формируемые танковые батальоны пехотных дивизий. Концепция применения пехотной дивизии предполагала её самостоятельные действия, и наличие в ней батальона «вспомогательных лёгких» танков давала возможность решать наиболее часто возникающие перед пехотными дивизиями задачи (рейды на территорию низкотехнологичных варваров, поддержка своей атакующей пехоты, разведка и т. д.), без отвлечения сил «главных» танковых бригад.
На момент начала Стальной Войны производство «Дахсы» (всего за период 38-49гг было построено около 1000 единиц) было уже свёрнуто, и эти машины оставались на вооружении только одной танковой бригады и большинства танковых батальонов пехотных дивизий.
Однако во время Стальной Войны, когда потребовалось резко нарастить производство танков, «Дахсу» снова начали строить в очень ограниченном количестве в маленьких мастерских, неспособных производить никакие другие танки.

ТТХ
Экипаж: 3 человека.
Макс. скорость: 42 км/ч
Запас хода: 230 км.
Вооружение: 45мм орудие, 6,25мм пулемёт в поворотной башне.
Бронирование: противопульное.

Хара (охотник)

Одновременно с решением о создании танковых бригад имперское командование приняло также решение о развёртывании моторизованных дивизий, основой вооружения которых должен был стать БТР «Фарис». Поскольку предполагалась «сквозная» механизация, противотанковые части новых дивизий оснащались не обычными безоткатными орудиями, а специально заказанными «Аш-Тершим» САУ «Хара».
«Хара» был разработан на базе танка «Дахса». Вместо поворотной башни была смонтирована неподвижная боевая рубка с курсовым пулемётом и длинноствольным 62,5 мм орудием. Остальные элементы конструкции никаких изменений не претерпели.
В ходе боёв в Отлоке эта САУ отлично себя зарекомендовала и на долгое время стала основной противотанковой самоходной установкой в механизированных частях Кено. На момент начала Стальной Войны было построено примерно 300 машин. Большая часть и них находилась в составе противотанковых батальонов механизированных и, частично, танковых дивизий.
Несмотря на то, что «Хара» эффективно боролась с техникой Отлока или варваров, оказалась, что в ходе «Стальной войны», она способна эффективно поражать только легкобронированные цели. Большая часть средних или основных танков «Северостали» снаряд из 62,5мм орудия «Хара» пробивал только с близких расстояний, и только стреляя в борт или корму. Но низкий и малозаметный корпус позволил «Хара» стать очень неплохим средством для создания противотанковых засад.

ТТХ
Экипаж: 3 человека.
Макс. скорость: 42 км/ч
Запас хода: 230 км.
Вооружение: 62,5мм орудие, 6,25мм пулемёт.
Бронирование: противопульное.

Км-Сн-47 Дахса-Н

В середине 40-х годов началось постепенное возрождение военной авиации. В то время авиация не получила широкого распространения из-за слабого развития сети аэродромов, не позволявшей широко использовать самолёты; и материало- и трудоёмкости а также высокотехнологичности производства вертолётных двигателей.
Тем не менее, имея в виду несколько очень успешных атак отлокской авиации в ходе предыдущей большой войны, Имперское командование озаботилось созданием частей ПВО. Разработка специальной машины ПВО была признана нецелесообразной, и для целей ПВО перестраивались морально устаревшие машины: «Киш-Амоло» и «Дахса».
Зенитный вариант «Дахсы» был принят на вооружение в 47г. Некоторое количество «Дахса-Н» было построено на заводах «Аш-Тершим» и других, более мелких, но в основном их перестраивали из танков передаваемых из бригад. С «дахсы» просто снимали башню и устанавливали вместо неё открытую башню со спаренным 12,5 мм зенитным пулемётом.
К концу Стальной Войны почти все уцелевшие танки «Дахса» были перестроены в зенитные и переданы батальонам ПВО механизированных и танковых дивизий. В составе имперских войск была также одна механизированная бригада ПВО, вооружённая этими машинами.
«Дахса-Н» зарекомендовала себя как вполне достаточное средство для борьбы с вертолётами противника и низколетящими самолётами.

ТТХ
Экипаж: 3 человека.
Макс. скорость: 42 км/ч
Запас хода: 230 км.
Вооружение: спаренный 12,5мм зенитный пулемёт.
Бронирование: противопульное, башня — открытая.

Км-Сд-47 Ашшаркерд (горячее пламя)

Ещё одна модификация танка «Дахса» принятая на вооружение в 47г. Изначально разработан как инженерно-штурмовой танк для штурмпионерных бригад. Впоследствии поступал на вооружение в штурмовые дивизии. В основном – Имперской Гвардии.
Ашшаркерд оснащён коротким 125мм миномётом в «полубронированной рубке». На дальность в несколько сотен метров (до 500) он способен выбрасывать довольно много вариантов снарядов: фугасные или бетонобойные (при штурме вражеских укреплений), осколочные, кумулятивные, зажигательные, химические. Доказал свою колоссальную эффективность во время кампаний против варваров.
Основная задача в ходе Стальной Войны – поддержка наступающей пехоты во время прорывов вражеских укреплённых линий.
На момент начала войны произведено примерно 250–270 машин.

ТТХ
Экипаж: 3 человека.
Макс. скорость: 42 км/ч
Запас хода: 230 км.
Вооружение: 125мм короткий миномёт.
Бронирование: противопульное, рубка – открытая сверху.

Км-46 Ашобран (лис)

Этот танк был разработан на основе лёгкого танка «Дахса», с учётом опыта его боевого применения, а также улучшившихся производственных возможностей концерна «Аш-Тершим».
Танк несколько увеличен в размерах, на нём установлен более мощный двигатель, и более мощное орудие стандартного для Кено калибра 62,5мм. Увеличение мощности двигателя скомпенсировано увеличением общей массы танка за счёт его размеров и более тяжёлого орудия, так что скоростные характеристики, и бронирование (за исключением несколько улучшенного бронирования башни) не изменились. Также у танка увеличили экипаж: кроме командира, стрелка и водителя появился также заряжающий.
«Ашобран» был предназначен для решения тех же задач, что и более ранний «Дахса». Это был дешёвый, экономичный и неприхотливый танк для борьбы с варварами, «вспомогательный» танк для решения частных задач пехотных частей. Как и «Дахса» «Ашорбан» делали предельно дешёвым и низкотехнологичным. Прицельная оптика была самая примитивная. Радиостанциями оснащались только командирские машины, систем внутренней связи тоже на большинстве этих танков не устанавливали. Командирами практиковалось так называемое «ножное управление», например, когда требовался поворот направо (а, сидящий спиной к командиру и ниже его, водитель в шуме двигателя просто не слышал команд), командир просто слегка пинал водителя сапогом в правое плечо. Для борьбы с отлокцами или гауладами этого способа управления было вполне достаточно, но вот в ходе Стальной войны подобный подход показал свою полную несостоятельность. Чем дальше во время войны, тем больше вновь производимых лёгких танков получали радиостанции и системы внутренней связи.
Танк был принят на вооружение в 46г и сразу же начал поступать в танковые бригады и, затем, пехотные дивизии. Всего на начало войны было построено около 700 машин, которыми было оснащено четыре танковые бригады (две из них были смешанного состава) и несколько танковых батальонов пехотных дивизий.
В дальнейшем, в ходе боевых действий Стальной войны танки «Ашорбан» строились во всё меньших количествах и направлялись в основном для восполнения боевых потерь. Также постепенно «Ашорбан» наряду с БРМ «Шушкуртан» стал основой машиной разведывательно-дозорных подразделений механизированных частей Кено.

ТТХ
Экипаж: 4 человека.
Макс. скорость: 45 км/ч
Запас хода: 260 км.
Вооружение: 62,5мм орудие, 6,25мм пулемёт в поворотной башне.
Бронирование: противопульное.

Км-Са-46 Ашорбан-А

Часть танков «Ашорбан» строилась в варианте «танка обеспечения». Часть была переделана в «танки обеспечения» уже в процессе эксплуатации. На таких машинах демонтировалась тяжёлая башня и боеукладка и устанавливалась съёмная лебёдка. В результате получалась машина с мощным (для своей массы) двигателем и «тракторной» проходимостью. В механизированных частях (в основном в танковых бригадах) «Ашорбан-А» применялся в качестве тягача для эвакуации повреждённых лёгких танков и БТРов с поля боя, а также (со снятой лебёдкой) для доставки горючего и боеприпасов на линию фронта. Для самообороны на такие машины иногда ставили пулемёт на самодельной турели.

ТТХ
Экипаж: 2 человека.
Макс. скорость: 45 км/ч
Запас хода: 200 км.
Вооружение: 6,25мм пулемёт на открытой турели. Грузовое отделение на 3т груза.
Бронирование: корпуса – противопульное, сверху машина открыта.

Км-49 Аршет (носорог)

В конце 40-х годов было принято решение развернуть две полноценные танковые дивизии. В связи с этим в имперском командовании возобновилась старая (начавшаяся ещё до Долгой Ночи) дискуссия о наилучшем способе комплектования танковых частей. До Долгой Ночи определилось два подхода: «специализированный», когда в состав линейных танковых подразделений вводились бы два вида танков: тяжёлые и средние; и «основной», когда танковые полки и дивизии должны были комплектоваться «основными» танками одной модели, годными для выполнения любых задач. В Имперском Главном Командовании и в Бронетанковом Командовании нашлись сторонники как одного, так и другого подхода. «Основные» танки признавались более гибким тактическим инструментом, однако были очень серьёзные сомнения, сможет ли промышленность производить действительно эффективный «основной» (то есть – универсальный) танк. «Специализированный» подход требовал менее технологичных танков. В конце концов, спор был решён позицией Имперского Индустриального Министерства, которое приняло «специализированный» подход, указав ещё и на значительно большую стоимость «основных» танков, а также, учтя, что производство меньшего количества тяжёлых танков и большего количества средних, потребует значительно меньше металла, чем производство такого же количества основных танков. В итоге было принято решение сформировать две ударные танковые дивизии из двух танковых и одного мобильнострелкового полка каждая. В каждом танковом полку должен был быть один батальон тяжёлых и три батальона средних танков. На конкурс проектов тяжёлого танка были предложены разработки «Аш-Тершим» (проект «Аршет»), Аджирайского завода (проект «Ашвар») и проект танкового бригадного генерала Эртешли (проект «Шамштерн»). На вооружение был принят проект «Аршет» концерна «Аш-Тершим».
Танк «Аршет» был спроектирован КБ «Аш-Тершим» как танк прорыва и истребитель танков противника. С этой целью на нём установили длинноствольное 93,5мм нарезное орудие, особой конструкции, позволяющее получить очень высокую начальную скорость (и очень высокую бронебойность) снаряда. Также был установлен спаренный с орудием 6,25мм пулемёт и курсовой пулемёт. Также танк оснастили прочной бронёй, способной выдержать попадание противотанкового снаряда, причём бронирование разместили практически равномерно, учитывая возможность обстрела танка сзади и сверху (с воздуха).
На танк установлен мощный, разработанный специально для него, двигатель, позволяющий развивать значительную скорость. Все танки этого типа снабжены радиостанциями, а многиеи системами ночного видения.
В итоге получилась самая мощная и смертоносная машина имперских войск. «Аршет» активно пропагандировался как символ имперской армии и стал весьма популярен в войсках, однако на начало Стальной войны опыта его боевого применения ещё не было.
С другой стороны, «Аршет» был полным отступлением от традиции имперского машиностроения. Он получился очень дорогим, никакие детали его силовой установки или трансмиссии не были взаимозаменяемы с машинами других типов. Расход топлива двигателем на километр пути и тонну груза был необычно высок для имперской техники. Производство узлов и запасных частей обходилось крайне дорого, требовало большого расхода материалов и больших затрат квалифицированного труда.
Всё это привело к тому, что танк оказался «слишком дорогим, чтобы рисковать им в открытом бою». К началу Стальной Войны промышленность с большим трудом произвела только примерно 200 «Аршетов»: ровно столько, чтобы обеспечить ими «тяжёлые батальоны» двух танковых дивизий, плюс несколько учебных и опытовых машин. После начала войны постоянно возникали трудности с производством этих танков и запчастей к ним, и количество танков «Аршет» в войсках постепенно сокращалось. Мало-помалу, тяжёлые танки «Аршет» были замещены «основными» танками.
Кроме недостатков производства, «Аршет» в условиях реальной войны оказался перетяжеленной машиной, не имевшей резервов по скорости и проходимости. Кроме того, он обладал слишком высоким профилем, что делало его слишком заметной мишенью для враждебных противотанковых средств.

ТТХ
Экипаж: 5 человек.
Макс. скорость: 45 км/ч
Запас хода: 100 км.
Вооружение: 93,5мм орудие, 6,25мм пулемёт в поворотной башне, 6,25мм курсовой пулемёт.
Бронирование: противоснарядное.

Км-492 Аш-Рор (волк)

Конкурсы на проект среднего и тяжёлого танка для двух новых танковых дивизий были объявлены Имперским Главным Командованием одновременно. Предполагалось, что средний танк возьмёт на себя «основные» функции в танковых дивизиях, в то время как тяжёлые танки будут использоваться в усилении.
Средний танк должен был быть пригоден для поддержки пехоты в прорыве укреплённых позиций, однако его главной задачей должна была стать «маневренная война на оперативном просторе»: быстрое движение вне линии фронта, захват ключевых объектов на территории противника, перехват его тылов, действия на коммуникациях, и разгром «импровизированных боевых групп», которые противник сумеет быстро сколотить против прорвавшихся танков.
Этими задачами определялось в целом и техническое задание: танк должен был иметь высокую проходимость и скорость; вооружение, достаточное для борьбы, как с живой силой, так и с техникой; обязательно — средства связи. Танк должен был быть достаточно неприхотлив и автономен, чтобы действовать вдали от своих баз снабжения. С другой стороны, задача штурма сильно укреплённых позиций, или нанесения поражения «любой ценой крупным силам в открытом бою» не ставилась, поэтому можно было не ставить на танк самое тяжёлое бронирование и оружие «подавляющей мощи». Всё-таки предполагалось, что, встретив противника, с которым не смогут справиться сами, средние танки либо уйдут, либо вызовут на помощь «Аршеты» из «тяжёлых батальонов». Приветствовалась также возможность строить на базе этого танка вспомогательные машины.
До финальных полигонных испытаний дошли два проекта: «Эрдет», государственного концерна «Аш-Тершим» и «Аш-Рор» КБ Аджирайского Машинного завода. На «Аш-Тершиме» были настолько уверены в успехе, что ещё до принятия «Эрдета» на вооружение, подготовили сборочную линию и начали строительство первой серии. Тем не менее, по итогам испытаний на вооружение был принят проект «Аш-Рор». В Бронетанковом Командовании обратили внимание на то, что, хотя, проект «Эрдет» обладал некоторым количеством узлов, стандартизованных с давно освоенными танками «Ашорбан», и, поэтому потенциально был дешевле в производстве и был легче в освоении экипажами, но «Аш-Рор» превосходил его по вооружению, скорости и проходимости.
Танки «Аш-Рор» были вооружены нарезной 75мм пушкой, позволявшей бороться на средних дистанциях с любыми среднебронированными машинами Лианры или Аланы. Но тяжёлые танки «стальных» или аланцев оставались для них всё-таки слишком опасным противником. Для борьбы с живой силой и в качестве средства пристрелки на танке был размещён спаренный с пушкой 6,25мм пулемёт.
Бронирование «Аш-Роров» было также средним. В принципе они могли не бояться обстрела из полевых или лёгких противотанковых орудий со средних дистанций. С другой стороны, высокотехнологичные длинноствольные орудия, дававшие высокую скорость снаряда, которые ставили на свои средние танки аланцы и «северостальцы», пробивали бортовую броню «Аш-Роров» довольно легко, хотя башня и лобовая броня у этих машин были защищены значительно лучше.
Почти на всех машинах были радиостанции.
«Аш-Рор» оказался весьма удачной машиной в плане скорости и проходимости. Фактически он стал самым проходимым танком Стальной войны. Его мощный и неприхотливый двигатель, широкие гусеницы, относительно небольшая масса, позволили ему проходить в скалах, болотах, лесу и снегу там, где никакая другая техника (например, лёгкие танки) пройти не могла, и ещё показывать при этом большую скорость.
«Аш-Рор» оказался также прост в производстве и лёгок в обслуживании, и, что также немаловажно, его конструкция позволяла разрабатывать на его базе вспомогательную технику (впрочем, этой же особенностью обладал и «Эрдет»).
Наладить широкое производство танка «Аш-Рор» удалось практически сразу после принятия его на вооружение. Довольно быстро выяснилось, что Аджирайскому Заводу не хватает производственных мощностей, и потому заказ на производство больших партий «Аш-Роров» был размещён также на заводах «Аш-Тершим».
Всего к началу Стальной Войны было произведено больше тысячи машин, поступивших на вооружение новых танковых дивизий, в учебные части, и, некоторое количество, продано армии Отлока.
Во время Стальной войны производство «Аш-Рора» постепенно наращивалось, и он со временем почти полностью вытеснил танки «Дахса» и «Ашорбан» («Ашорбан», впрочем, остался в разведывательных подразделениях). В середине Стальной войны, до того, как было налажено массовое производство новейших основных танков, но после того, как обозначился дефицит «Аршетов», танки «Аш-Рор» использовались и в «тяжёлых» батальонах танковых дивизий. Но там их подвергали существенным «доработкам»: навешивали дополнительную броню, устанавливали «нештатные» более тяжёлые пушки, и даже, кустарным способом, врезали в башни вместо орудий тяжёлые миномёты, и ставили на башни установки управляемых ракет.

ТТХ
Экипаж: 4 человека.
Макс. скорость: 55 км/ч
Запас хода: 300 км.
Вооружение: 75мм орудие, 6,25мм пулемёт в поворотной башне.
Бронирование: среднее противоснарядное.

Км-С-492 Эшерлик (слон)

В танковых дивизиях были предусмотрены, кроме собственно танковых, также и подразделения самоходной артиллерии. Для них были разработаны машины «Эшерлик». «Эшерлик» был сделан на базе танка «Аш-Рор», что значительно упрощало его обслуживание и снабжение дивизий запасными частями и горючим. Кроме того, САУ не отличались от танков, которых должны сопровождать по скорости и проходимости.
Фактически «Эшерлик» — это «Аш-Рор», у которого вместо башни установлена платформа с длинноствольным 93,5мм орудием, к которому подходят снаряды от пушек, стоящих на танках «Аршет». Фактически, это и есть орудие «Аршета», только с ещё более длинным стволом, и некоторыми другими улучшениями. Кроме орудия на САУ поместили курсовой пулемёт.
В результате САУ «Эшерлик» оказался способен эффективно поражать большую часть танков производства «Северостали» на дальних и средних дистанциях. Кроме того, улучшенная модификация орудия позволяет использовать его также и для разрушения фугасными и бетонобойными снарядами вражеских укреплений. Таким образом, «Эшерлик» успешно совмещает функции не только противотанкового, но и штурмового САУ.
С другой стороны, машина имеет существенные недостатки. Величина и масса орудия не позволили поместить его в бронированной рубке, как планировалось изначально. В таком случае терялась скорость и проходимость машины, и существенно, из-за тесноты, снижалась скорость действий экипажа. От рубки пришлось оставить только бронещит и лёгкую крышу. В итоге «Эшерлик» стал весьма уязвимой машиной.
Кроме того, установленное на нём орудие всё-таки приспособлено бороться в первую очередь с бронированными целями. Штурмовые функции «Эшерлик» выполняет существенно хуже, чем это сделала бы полноценная штурмовая САУ. С другой стороны, для производства специализированных штурмовых САУ у империи Кено просто не было производственных ресурсов.
«Эшерлик» на протяжении всей Стальной войны, тем не менее, оставался, наряду с САУ «Хара», главным подвижным самоходным орудием имперской армии. Он стоял на вооружении практически во всех танковых и механизированных дивизиях.

ТТХ
Экипаж: 4 человека.
Макс. скорость: 55 км/ч
Запас хода: 300 км.
Вооружение: 93,5мм орудие, 6,25мм курсовой пулемёт.
Бронирование: открытая платформа с бронещитом.

Км-53 «Ракшас» (громовержец)

В начале 50-х годов имперская разведка стала доставлять всё более обескураживающие сведения о крайне высоких тактико-технических характеристиках танков, производимых «Северной Сталью» и стоящих на вооружении армии Лианры. По данным разведки все машины, стоявшие на вооружении имперских войск уступали лианрийским машинам соответствующих классов. Это вызвало нарастающее беспокойство в имперских высших штабах, которые, в конце концов, приняли решение о разработке «основных» танков, сделанных по лианрийскому образцу.
В отличие от обычных обстоятельств теперь задание состояло в том, чтобы используя, по возможности, довоенные (до Долгой Ночи) разработки, воспроизвести нечто похожее на основные танки «прошлой цивилизации», способное конкурировать с изделиями «Северной Стали». Причём заводы Кено должны иметь возможность выпускать этот новый образец более или менее значительными сериями.
В относительно короткие сроки КБ Аджирайского Завода, совместно с экспертами Бронетанкового Командования подготовили проект «Ракшас».
В «Ракшасе» получили дальнейшее развитие некоторые удачные технические решения «Аш-Рора» и «Ашорбана», однако в целом это была совсем новая оригинальная машина.
За основу был взят один из довоенных танков, чертежи которых сохранились в имперских базах данных. Причём проект был выбран не самый мощный и смертоносный, а такой, который можно было бы с наименьшими проблемами воспроизвести на имперских заводах.
«Ракшас» делали как универсальный танк, по принципу «к каждой бочке затычка», такой, который мог бы решать сразу множество противоречивых задач. Танк должен был быть быстрым и маневренным, как средний, однако он должен был ещё и эффективно поражать любые вражеские танки, и одновременно выдерживать их огонь.
Выходило, что танк должен был быть достаточно лёгким, чтобы развивать большую скорость, и проходить по болотам, но иметь мощное орудие и броню, а это – большой вес. Инженеры Аджирайского КБ в итоге применили ряд нестандартных решений.
Был применён новый крупный V-образный двигатель повышенной мощности и принципиально другая трансмиссионная система. Так как они плохо вписывались в традиционную компоновку корпуса, машинное и трансмиссионное отделение было вынесено далеко вперёд за счёт уменьшенного пространства для механика-водителя. Но даже и при этом был дефицит места и переднюю часть корпуса пришлось существенно увеличить. Таким образом «Ракшас» приобрёл характерный «приподнятый» силуэт. Таким образом, была «куплена» достаточная энерговооружённость, чтобы при небольшой массе установить более тяжёлую броню и более серьёзное оружие.
В новой более просторной башне, которую разработали на основе башни «Аш-Рора», установили 75мм орудие. Несмотря на то, что орудие повторяло полностью калибр орудия танка «Аш-Рор» и могло использовать те же снаряды, Орудие «Ракшаса» было принципиально другим. Оно было почти неэффективно против живой силы или укреплений, зато было специально оптимизировано для борьбы с техникой. Его длина (как и длина орудия «Эшерлика») обеспечивала очень большую начальную скорость снаряда, дульный тормоз «отвечал» за минимальное отклонение. Хорошо размещённая в башне боеукладка, и новейшая система экстракции гильз обеспечивали быстрое перезаряжание и, соответственно, высокую скорострельность. Оптическая система наведения и дальномеры были скопированы с лучших лианрийских образцов, добытых разведкой. С орудием был спарен пулемёт для борьбы с живой силой. В итоге получился отличный «танк-истребитель».
В размещении брони имперские инженеры оказались такими же новаторами. Танк должен было обладать высокой скоростью и маневренностью, причем «запас массы» оказался «съеден» двигателем и орудием, на броню осталось не так уж много. Поэтому главным образом бронёй была защищена башня, расчёт был сделан такой, чтобы она выдерживала прямое попадание противотанкового снаряда среднего калибра. Несколько тоньше была лобовая броня. Однако борта были защищены только тонкой бронёй, способной выдержать попадание, разве что, осколка. Для того, чтобы обеспечить хоть какую-то защиту экипажу вдоль бортов слева размещались части трансмиссии и подвески, а справа и сзади — двигатель. «Обитаемый отсек» был как бы «притоплен» в машинном отделении.
Хотя таким образом достигалась дополнительная защита экипажа, тем не менее, двигатель и трансмиссия были крайне уязвимы. Не было даже «юбки» прикрывающей катки гусеницы. В результате наиболее распространённым боевым повреждением этих машин стало разбитие опорных или ведущих катков.
На всех этих машинах устанавливали радиостанции.
«Ракшас» был принят на вооружение буквально за несколько месяцев до смерти Императора, и принятие его на вооружение, как и принятие на вооружение машины «Шушкуртан», осложнялось ещё и интригами концерна «Аш-Тершим», который опасался, что будет сокращено производство «Аш-Роров» (причём за счёт заказов, размещённых на его заводах) и аннулированы заказы на «Аршеты», если «Ракшас» будет принят как танк для «тяжёлых» батальонов. Не говоря уже о том, что «Ракшас» и сам по себе был «противоречивой» машиной. В общем, опасения эти были не лишены оснований, так что внедрение «Ракшаса» происходило крайне тяжело. Кроме того, почти сразу после начала производства «Ракшаса» случилась смерть Императора и последовавшие за ней события.
Так что к началу Стальной войны «Ракшасами» удалось вооружить только несколько учебных подразделений танковых войск. Однако во время войны производство этого танка не только не сократилось но, наоборот, было развёрнуто в полную силу. Он очень широко применялся в бронетанковых дивизиях, как в «тяжёлых», так и в «средних» батальонах наряду с танками «Аршет» и «Аш-Рор». Применяли его также иногда и в противотанковых частях механизированных и танковых дивизий в качестве истребителя танков.
«Ракшас» так и не стал популярен. У него было очень хорошее орудие, и он обладал значительной подвижностью. В результате командиры всегда бросали отряды «Ракшасов» на наиболее важные (то есть – опасные) участки боя. Поскольку живучесть «Ракшаса», ко всему, была относительно низкой в сравнении с лианрийскими и даже тяжёлыми и средними имперскими танками; смертность в экипажах «Ракшасов» была значительно выше, чем «в среднем» в танковых войсках. Поэтому в армии закрепилось неофициальное название за этим танком «адская кобыла» или «прыжок в рай», из-за характерного «устремлённого вверх» силуэта. Интересно, что в армиях Лианры, Аланы и Отлока «Ракшас» тоже называли «прыгуном» или «кузнечиком».

ТТХ
Экипаж: 4 человека.
Макс. скорость: 49 км/ч
Запас хода: 200 км.
Вооружение: 75мм орудие, 6,25мм пулемёт в поворотной башне.
Бронирование: противоснарядное.

Км-55 Кеншерт (Воин Кено)

Тяжёлые поражения начала Стальной войны показали тотальное превосходство лианрийских танков над машинами Кено. Промышленности Империи было совершенно невозможно превзойти технику, производимую «Северной сталью». Поэтому было принято решение, что раз не удаётся превзойти, надо хотя бы скопировать успешные машины противника.
В самом начале войны удалось захватить несколько танков наиболее распространённого типа в «Стальной» армии и доставить их в Столицу, где они были подвергнуты тщательному изучению. Один из этих танков было решено начать производить на заводах «Аш-Тершим» под названием Км-55 «Кеншерт».
Машина оказалась копией лианрийских СТ-21 с некоторыми техническими решениями от СТ-25. В ней только системы связи и калибр оружия были приспособлены под стандарты Кено.
75мм длинноствольное орудие «Кеншерта», единственного из имперских танков, было сделано гироскопически стабилизированным, и это позволило ему стрелять не с места или короткой остановки, а прямо в движении. Также на орудии размещён характерный для лианрийских танков «внутренний» дульный тормоз. На башне крепятся пусковые установки башенных гранатомётов, с дымовыми или осколочными зарядами. Двигатель, трансмиссия, броневые пояса сделаны очень высокотехнологично и эффективно. Тем не менее, «Кеншерт» несколько уступал по ТТХ СТ-21 из-за более низкой культуры производства в Кено, чем в Лианре.
Танки «Кеншерт» начали поступать в войска в заметных количествах только к середине войны, и массовым он так и не стал. Был слишком труден в производстве. Вместе с тем, это была, пожалуй, самая эффективная боевая машина в распоряжении Бронетанкового Командования.
Танки «Кеншерт» иногда встречались в «тяжёлых» батальонах танковых дивизий, но в основном они поступали в распоряжение созданных в середине войны «особых танковых бригад», называвшихся в войсках также «пожарными бригадами». Эти бригады находились в непосредственном подчинении Главного Командования и перебрасывались на те участки фронта, где оперативная ситуация была наиболее важной (то есть, в реальности, самой угрожающей).
Служба в «особых бригадах» очень престижна, так как туда отбирали только экипажи с уже имевшимся боевым опытом, знак «особой бригады» и танк «Кеншерт» были символами танковой элиты. Именно поэтому «Кеншерт» был исключительно популярен в войсках.

ТТХ
Экипаж: 4 человека.
Макс. скорость: 42 км/ч
Запас хода: 189 км.
Вооружение: 75мм орудие, 6,25мм пулемёт в поворотной башне, гранатомёты на башне.
Бронирование: противоснарядное.

Км-С-55 «Рахшет» (пёрышко)

Самоходное орудие «Рахшет» было разработано как основное средство «Имперского артиллерийского стратегического резерва». На начало Стальной войны в армию Кено входило три артиллерийских бригады орудий большого калибра, предназначенных для решения «стратегических задач». Две бригады были оснащены 187,5мм орудиями «Ос-33», и одна – 125мм САУ «Джевер».
В начале Стальной войны было принято решение о постепенной замене буксируемых орудий Ос-33 на новую перспективную дальнобойную САУ большого калибра. Решение это было продиктовано, двумя мотивами. Во-первых, устаревшие и изношенные Ос-33 показали слишком низкую мобильность, они не могли сравниться с быстро перемещавшимися вдоль фронта стратегическими артиллерийскими САУ Лианры. Во-вторых, стоявшие на вооружении одной из бригад САУ «Джевер» хотя и обладали достаточной мобильностью, тем не менее, имели недостаточный для стратегических задач калибр. Поэтому был в очередной раз скопирован лианрийский опыт и на базе танка «Кеншерт» развёрнуто небольшими сериями производство САУ «Рахшет».
«Рахшеты» несут дальнобойное 187,5мм орудие, способное обстреливать цели находящиеся на расстоянии до 15км. На нём также смонтирована броневая рубка, дающая расчёту дстаточную защиту от осколков и обстрела с воздуха.
САУ «Рахшет» во время войны поступали в артбригады имперского стратегического резерва, где достаточно хорошо себя зарекомендовали. Сначала ими была оснащена только одна бригада из трёх, потом – две.

ТТХ
Экипаж: 4 человека.
Макс. скорость: 38 км/ч
Запас хода: 170 км.
Вооружение: 187,5мм орудие в броневой рубке.
Бронирование: противопульное.

Грузовой автомобиль «Аштрарк»

Трёхосный грузовик. Производится «Аш-Тершимом» с 16г. Фактически это просто ухудшенная (ради простоты производства) копия армейского грузовика повышенной проходимости, времён до Катастрофы.
«Аштрарк» — наиболее распространенный грузовик в «Кено». Фактически он используется ещё и как вездеход, пассажирский транспорт (способен нести до взвода пехоты в полной выкладке или до 40 человек «плотно забитых в кузов»), тягач, ЗСУ, машина снабжения.

Грузовой автомобиль «Марракеш»

Второй по распространённости грузовик Кено. Он также обладает повышенной проходимостью и трёхосной конструкцией (хороших дорог в Кено почти нет). Производится с середины 30-х годов. Основное отличие от «Аштрарка» — двигатель воздушного охлаждения и несколько меньшая грузоподъемность и общая масса машины. В принципе, «Марракеш» несколько экономичнее.
Большая часть моторизованной пехоты (кроме той, что ездит на БТРах) использует в качестве транспортного средства «Марракеш», а не «Аштрарк».

Станковый пулемёт «Гоблин»

Обычное оружие имперской армии. Отличается от ручных пулемётов более высокой скорострельностью, несколько более тяжёлой конструкцией. Также для пулемётов применяется несколько более мощный 6,25мм патрон, чем для автоматов. Имперцы используют две модели одного и того же калибра (патроны взаимозаменяемые): доработанный под ленточное питание «Универсал», или собственную разработку «Гоблин». В рамках традиционного для имперской промышленности «экономичного» подхода рассматривались предложения по замене «гоблинов» на просто утяжелённые версии ручных «кукол», однако скорострельность «куклы» была сочтена слишком низкой, а конструкция – слишком слабой, при стрельбе очередями в сотни патронов слишком часты были поломки. Универсальный пулемёт «палач» также используется часто в станковой версии.

Зенитный пулемёт «Ар-Наири» (летний град)

12,5мм зенитная спаренная установка, принятая на вооружение в 43г. в связи с постепенным возрождением боевой авиации и созданием в войсках Кено частей ПВО. Большая часть этих пулемётов устанавливается на колёсный лафет и применяется в ПВО пехотных дивизий как основное оружие.
Однако эти же установки монтируют на ЗСУ «Дахса-Н», большей части «Дарчжи-Амоло», в варварских армиях и в Осназе также и на грузовиках.
Пулемёт способен эффективно сбивать низколетящие и не очень скоростные воздушные цели (вертолёты), отлично борется с легкобронированной и небронированной наземной техникой. В принципе, применим и как противотанковое оружие (против танков мельче «среднего»). Для эффективной стрельбы по пехоте он слишком скорострелен, не может поражать множественные цели.

Имперские миномёты

В пехотных частях имперской армии и гвардии миномёты используются очень широко. Как правило, их делают в небольших мастерских по собственным разным чертежам, так что единой модели миномёта принятого на вооружение в имперской армии нет. Общая у них только конструкция «в целом», калибр (важна взаимозаменяемость по боеприпасам) и прицельные приспособления. Выделяют два вида миномётов «ротные», калибром 62,5 или 75мм, и «батальонные» калибром до 111,25мм. В штатном составе большей части имперских пехотных рот числится один «ротный» миномёт. 80% имперских пехотных армейских батальонов в штатном своём составе имеют миномётный взвод в 3–5 «батальонных» миномётов.
Также «ротные» миномёты устанавливают на автомобили «Акташ», чтобы получить мобильные батареи. Впрочем, это делают не в имперской армии, а в частях одного из союзных Кено мелких варварских князьков (Лерктейо).

Безоткатная противотанковая пушка Ош-23

До войны против Отлока серьёзной необходимости в противотанковой артиллерии у имперской армии не было. Её противники в основном, варвары-гаулады просто не располагали бронетехникой в достаточном количестве. Однако кое-какая техника у них всё-таки была, была она и у отлокцев, была и у аланцев. Поэтому в 23г «Аш-Тершим» было разработано и внедрено в производство лёгкое, компактное (то есть, экономичное и транспортабельное) безоткатное противотанковое орудие. Тогда же было сформировано несколько противотанковых батарей, по две из них были развёрнуты против Аланы и Отлока, а ещё четыре находились в «оперативном резерве» и отправлялись на те участки, где у варваров всё-таки находилась какая-нибудь техника.
Лёгкое и простое в эксплуатации Ош-23 отлично показало себя в этих боях. И его калибр 56,25 оказался вполне достаточен для решения задач начального периода истории Кено. В отлокской войне Ош-23 применялись очень широко, отлично себя зарекомендовали, но против большинства танков Лианры и Аланы они были откровенно слабыми.
Перед войной с Отлоком Ош-23 модернизировали, и стали производить под снаряд калибра 62,5, универсальный для имперской армии. Тогда же провели и реформу противотанковой артиллерии. Вместо небольшого количества отдельных батарей были созданы противотанковые взводы в батальонах, противотанковые роты в полках, и противотанковые батальоны в дивизиях.
На начало «Стальной войны» орудия Ош-23 составляли основную часть парка противотанковых артвзводов в пехотных батальонах. Небольшое количество этих орудий было также на вооружении частей Осназ, и иррегулярных формирований. Не смотря на свою относительно низкую эффективность, во время Стальной войны Ош-23 широко строились и применялись.

Противотанковое орудие Ош-38

Это очень тяжёлое орудие «традиционной схемы» калибром 113мм было разработано в 34г, но принято на вооружение только в 38г. До того, считалось, что для него просто не будет целей.
Ош-38 – это основное противотанковое орудие на уровне пехотных батальонов и полков. Кроме Ош-38, небольшими сериями выпускалось (и до сих пор не снято с вооружения) 125мм орудие Ош-31.
Во время Отлокской войны было развёрнуто всего несколько батарей, однако перед Стальной войной и во время её это орудие широко строилось и поступало на вооружение имперской пехоты и гвардии. Также оно экспортировалось в Отлок и союзным варварам.
Главным достоинством орудия значительный калибр, он позволял пробивать на средних и ближних дистанциях броню практически любых танков «Северной стали». Но очень большим недостатком Ош-38 оставалась его примитивная конструкция. Прицел не позволял эффективно поражать танки на больших дистанциях, а снаряд, несмотря на длинный ствол, имел относительно невысокую скорость. Неоптимальная система заряжания замедляла стрельбу, и, наконец, очень высокая масса орудия делала его слишком маломаневренным. В общем, оно имело смысл только в обороне и желательно на в долговременных укреплениях.

Ос-12

Артиллерия Кено начала формироваться практически одновременно с регулярной армией. Артбатареи и миномётные батареи появились в имперской армии практически сразу.
Причём, ещё до Долгой Ночи развитие ствольной артиллерии достигло предела своих возможностей, и поэтому инженеры Кено смогли скопировать лучшие образцы практически сразу, как только страна обзавелась необходимой промышленной базой.
Орудие Ос-12 было принято на вооружение в 12г и было точной копией старой лёгкой «горно-егерской» пушки-гаубицы. Орудие почти идеально приспособлено для действий в условиях бездорожья и в отрыве от баз снабжения. Оно лёгкое и транспортабельное, ствол его смещён назад, что ещё и увеличивает компактность Ос-12, может стрелять как с низких углов возвышения (как пушка), так и с высоких (как гаубица). Орудие обладает вполне приличной (для лёгких пушек) дальностью, и широкой номенклатурой боеприпасов: от шрапнельных до химических снарядов. Относительно небольшой калибр (75 мм) снаряда был вполне достаточен для уничтожения живой силы, лёгкой техники, лёгких земляных и деревянных укреплений, а так же гражданских построек. А ничем другим тогдашние главные противники Кено, варвары, и не располагали. В принципе, годится это орудие и для стрельбы прямой наводкой по танкам, и для обстрела (с высоким углом возвышения) дирижаблей зенитными снарядами.
Ос-12 и дальше по мере развития имперской армии не потеряло своей актуальности и до конца Стальной войны оставалось основным полковым артиллерийским орудием имперской пехоты. Почти в каждом «штатном» имперском полку есть артдивизион, оснащённый этими орудиями. Значительное количество орудий Ос-12 было передано в союзные варварские и отлокские части.

Ос-20

Опыт успешного применения лёгких артиллерийских систем убедил Имперское Главное Командование в перспективности артиллерии как отдельного рода войск. И в 18г было создано особое Имперское Артиллерийское Командование, и проведена реформа артиллерии. В рамках её все разнообразные артиллерийские подразделения (батареи, огневые взводы, отдельные отрядные орудия и миномёты, артдивизионы, «ад-хок группы» и так далее) были переформированы. Ствольная артиллерия была сведена в отдельные артиллерийские дивизионы однородного состава, а миномётные батареи включены в состав пехотных полков и батальонов.
Практически сразу Артиллерийское Командование заявило о необходимости развернуть орудия большей мощности, чем Ос-12, способные бороться с регулярными укреплениями и пригодные к позиционной войне. Идея встретила понимание в Главном Командовании. Имперское Машиностроительное Управление предложило не объявлять конкурс проектов, а вместо этого просто скопировать соответствующую «старую» артсистему, спецификации многих из которых сохранились в их архивах. Это существенно ускоряло внедрение и испытания. Так и было сделано.
Орудие Ос-20 калибром 151мм, было принято на вооружение уже в 20г. Оно обладало многими преимуществами Ос-12: было относительно лёгким, компактным, годилось для применения в качестве и пушки и гаубицы. Номенклатура снарядов для него была ещё шире. Ос-20 обладало вполне достаточной дальнобойностью и точностью. Оно прекрасно зарекомендовало себя в войне против Отлока.
Первоначально, Ос-20 было вооружено два отдельных тяжёлых артдивизиона, однако по мере увеличения численности имперских войск и сложности задач, которые перед ним вставали (теперь артиллерии приходилось бороться уже и с танками и с настоящими бетонными укреплениями), количество Ос-20 постепенно увеличивалось.
Во время Стальной Войны Ос-20 было единственным «дивизионным» орудием имперской армии. ВСЕ артиллерийские дивизионы в пехотных и моторизованных дивизиях имперской армии и гвардии были оснащены орудиями этой системы. Вопрос о его замене на что-нибудь другое никогда не рассматривался, так как Ос-20 было вполне достаточно для выполнения любых задач дивизионной артиллерии. Значительная часть армейской артиллерии тоже была оснащена именно орудиями Ос-20.

Ос-33

В преддверии войны с Отлоком Имперское Артиллерийское Командование и Имперское Главное Командование приняли решение о создании особых артиллерийских подразделений, предназначенных решать «сверхсложные» задачи, такие, с которыми не смогла бы справиться обычная артиллерия: например, разрушать сильные укрепрайоны противника.
Тогда была создана первая бригада «имперского стратегического артиллерийского резерва» (ИСАР). Она находилась в прямом подчинении центральных штабов и должна была специально отправляться на те участки фронта, где её применение было необходимо.
Для ИСАРа была создана специальная сверхмощная артиллерийская система 187,5мм орудие Ос-33. Очевидно, что Ос-33 строилось очень ограниченными сериями и поступало только в бригады ИСАР, которых к началу Стальной Войны насчитывалось три (и одна из них была вооружена «Джеверами»).
В ходе Стальной Войны было принято решение о переводе артбригад ИСАР на системы «Рахшет», к концу войны Ос-33 остались только в одной бригаде, и некоторое (очень небольшое) их количество было передано в дивизии.

Имперские ВВС.

Авиация в Кено развита крайне слабо. Тому есть несколько причин.
— Авиация требует огромных затрат топлива и материалов для строительства и обслуживания. Это делает производство и эксплуатацию большого количества самолётов и вертолётов практически невозможным в условиях посткатастрофической экономики.
— Авиация требует значительной инфраструктуры: в первую очередь, аэродромов, но также и метеорологических постов и постов авианаблюдения. Ресурсов на развитие инфраструктуры также долго не было.
Поэтому Гражданская авиация Кено состоит из небольшого количества техники, способной решать крайне специфические и немногочисленные задачи.
Есть примерно с десяток «курьерских» самолётов. Это лёгкие и дешёвые бипланы, построенные в основном из дерева и перкаля (авиаполотна), способные взять кроме пилота одного-двух пассажиров или до 150кг груза, и способные приземлиться на любое ровное поле или даже на воду (можно установить съёмные поплавки и использовать как гидросамолёт). Для ведения боевых действий совершенно не годятся.
Есть несколько десятков лёгких дирижаблей. Дирижабли низкотехнологичны, также способны приземляться в неприспособленных для этого местах, им не нужно много топлива. Но они требуют серьёзной инфраструктуры на аэродромах базирования (в первую очередь – огромных ангаров) и слишком зависимы от погоды. Эти дирижабли применяются в основном также для связи и для доставки и снабжения отдалённых экспедиций. Но в современных боевых действиях они неприменимы.
Есть один авиатранспортный отряд из 6 вертолётов. Но он один и уникальный. Им нельзя рисковать.
Вся авиатехника, как гражданская, так и военная, строится в Кено на небольших заводах небольшими партиями в силу своей немногочисленности.
ВВС Кено состоит из аэроэскадр и авиаэскадронов. Центральный орган – Имперское Авиационное Командование.
Аэроэскадры – это более старая структура в составе ВВС. На их вооружении находятся дирижабли «мягкой» и «полужёсткой» конструкции. Аэроэскадры решают, в основном, задачи авиаразведки, и корректировки артиллерийского огня. В войнах против варваров их, возможно, было привлекать в качестве высотных бомбардировщиков, однако подобные попытки в войне с Отлоком окончились полным провалом. Даже примитивные ВВС Отлока легко расправлялись с тихоходными и неповоротливыми дирижаблями. Также дирижабли используются для переброски групп диверсантов в тыл противника в ночное время. В войне против Отлока такая практика показала себя как очень успешная, но во время Стальной Войны Лианра использовала радары.
Авиаэскадроны – это части вооружённые самолётами и вертолётами. В составе имперских ВВС находится всего два «самолётных» и пять «вертолётных» эскадронов, так что авиация над полем боя появляется редко и только на самых важных участках. Каждый эскадрон состоит из 24 машин, объединённых в «пары». Три пары составляют «крыло». Два крыла – полуэскадрон.

М-42 «Аш-Раем» (мститель)

Вертолёт М-40 был разработан с учётом опыта Отлокской войны. Первый вертолётный полуэскадрон был создан перед самой войной, и на его вооружении были М-34, (скопированные вертолёты «Воин» периода до Катастрофы). Однако опыт эксплуатации «Воинов» был признан неудачным. Причиной этой неудачи стали неоправданно высокие потери, а, точнее, неспособность промышленности быстро возмещать потерянные в бою машины. Несмотря на то, что Отлок располагал довольно слабыми ПВО и ВВС, а М-34 был живучей машиной, тем не менее, иногда его всё же сбивали. За полтора года войны и интенсивных боевых действий, было потеряно всего 6 вертолётов из 16 в полуэскадроне. Из них только три были сбиты вражескими ПВО, остальные – из-за отказа оборудования и поломок в полёте. Но за эти полтора года промышленность смогла поставить в войска только 4 новые машины! Предпринятое расследование показало, что постройка одного вертолёта М-34 занимает слишком много времени, и ещё столько же времени занимает его испытания и исправление производственного брака. Кроме того, машина оказалась настолько сложна, что её невозможно собирать на конвейере: каждая машина, и большая часть узлов собирались вручную специалистами высочайшей квалификации, которых в империи было крайне ограниченное количество. Нарастить производство М-34 в условиях промышленности Кено просто не представлялось возможным.
Тогда ИОКБА (Имперским Объединённым Конструкторским Бюро Авиации и Аэронавтики) разработало проект «М-40». Это был значительно более простой вертолёт, требовавший куда более низкой промышленной культуры. М-40 уступал М-34 практически по всем параметрам: и по скорости, и по высотности, и по грузоподъёмности, и по живучести; но его можно было строить серийно. Машина успешно прошла испытания и была принята на вооружение в 42г под обозначением М-42. Сразу после этого началось наращивание ВВС с полуэскадрона вертолётов до пяти полноценных эскадронов. Считалось, что на этом уровне имперская авиационная промышленность (а М-42 строился на авиационном заводе «Аш-Меркат» в столице, но в принципе, его мог производить на одном из своих заводов также и «Аш-Тершим») была способна поддерживать численность вертолётного парка даже в случае продолжительных и тяжёлых боёв с соответствующим количеством потерь.
Главным недостатком М-42 была слишком низкая полезная нагрузка. Дело в том, что промышленность не могла производить в достаточном количестве мощные турбореактивные двигатели, поэтому на вертолёт пришлось поставить «то, что было», а именно двигатели «Рам-35». А двигатель «Рам-35» не мог поднять в воздух большой вертолёт, поэтому пришлось уменьшить размеры машины и предельно облегчить конструкцию. Разработчики отказались от второго члена экипажа и сделали вертолёт одноместным. Пришлось отказаться и от половины оружейной нагрузки, и уменьшить бронирование. Но даже в таком варианте М-40 не давал максимальной скорости, которая была в техническом задании. И тогда на М-42 применили «последнее средство». В кормовой части корпуса установили небольшой реактивный двигатель (так называемый бустер), а оружейные пилоны превратили в небольшие крылья. Когда требовалось развить максимальную скорость, пилот запускал бустер и вертолёт превращался, фактически, в автожир. Бустер мог работать только 15 минут (Больше топлива просто нельзя было взять), но это был единственный промышленно осуществимый вариант.
Конструкторы М-42 также учли, что 90% случаев боевого применения М-34 в войне против Отлока составило уничтожение легкой наземной техники и живой силы, необходимости атаковать укрепления или вести разведку у вертолётчиков практически никогда не возникало, а в воздушном бою они вообще участвовали только два раза за всю войну. Поэтому М-42 был сделан как исключительно вертолёт-охотник за наземными целями. Он получил предельно возможную маневренность у земли, но низкую высотность; также вся его броня была расположена снизу, борта и верх корпуса не были защищены никак.
Вооружение М-42 состояло из пулемёта в нижней поворотной турели. Также на двух пилонах под крыльями можно было размещать либо две скорострельные автоматические пушки (противотанковый вариант), либо две установки НУРС (неуправляемых реактивных снарядов). Таким образом, М-42 оказался очень узкоспециализированной машиной, для воздушного боя или для атаки укреплений он не годился совершенно, однако оказался хорошим штурмовиком и неплохим разведчиком.
На начало Стальной Войны в строю находилось 5 эскадронов вертолётов М-42, и в дальнейшем их численность не изменилась. В ходе войны М-42, неофициально названные экипажами «Аш-Раем» (к середине войны это название стало официальным), показали себя тем, чем, в сущности, и являлись: машинами ниже среднего качества, зато массовыми. Они в любых обстоятельствах проигрывали воздушный бой вертолётам «стальных», они стремились уйти, не принимая боя. Зато их было существенно больше. В лианрийских ВВС просто не было достаточного количества перехватчиков, чтобы нейтрализовать все вертолётные группы, действовавшие на многих участках одновременно.
Кроме того, «стальные» танкисты довольно быстро научились противостоять «Аш-раем», используя зенитные пулемёты, которые поставили на башню каждого лианрийского танка. В результате, когда имперскому вертолёту противостояла компактная группа танков, огонь был достаточно плотным, чтобы отогнать его, а если танк оказывался одиночным, пилот вертолёта вынужден был держаться от танка вдалеке и открывать огонь с больших расстояний, близко подходить было слишком опасно, а это резко снижало результативность огня.
Во время Стальной Войны имперское командование много раз пыталось заменить М-42 «Аш-раем» какой-нибудь другой машиной, но эти попытки ни к чему не привели. Лучшие машины имперская промышленность просто не была способна выпускать в количестве достаточном, чтобы компенсировать потери.

М-43 «Валкеш» (коршун)

До окончания отлокской войны в Кено было всего 4 реактивных самолёта, входивших в так называемый «учебно-консервационный авиаотряд» (УКАО). УКАО был создан по настоянию трёх лётчиков-истребителей переживших Катастрофу и Долгую Ночь. Они объяснили Императору, что, конечно, Империя не может позволить себе строить и эксплуатировать реактивную авиацию. Но если оставить всё так, как есть, то к тому времени, когда появится, наконец, возможность использовать реактивные самолёты, к тому времени уже умрут или детренируются люди, способные их пилотировать и их обслуживать. Навыки пилотов и знания о пилотировании умрут от старости вместе с последними лётчиками, и снова понадобится много лет сплошных усилий, чтобы эти знания и навыки заново открыть и в полной мере освоить.
Чтобы этого избежать и был указом Императора создан УКАО, в состав которого были переданы два чудом сохранившихся и два произведённых вручную реактивных учебно-боевых самолёта. Главной задачей УКАО стала подготовка лётчиков-инструкторов, обладающих навыками истребителей. Сами эти пилоты к воздушным боям привлекались КРАЙНЕ редко, а самолёты не участвовали в боевых действиях вообще никогда. Лётчики должны были просто сохранять навыки пилотажа и быть готовыми обучить им других «когда настанет время». Других обязанностей у них не было.
«Время настало» после войны с Отлоком. Авиационное Командование приняло решение о создании двух эскадронов реактивной авиации.
На вооружение был принят самолёт М-43 «Валкеш». Ещё до Катастрофы одна из тогдашних сверхдержав разработала и приняла на вооружение истребитель-бомбардировщик «Ар-Джер», оптимизированный для «условий ядерной войны»: с минимумом сложной электроники на борту, относительно простой в наземном обслуживании, непривередливый в отношении взлётных полос, всепогодный, и, насколько это возможно, независимый от наземного центра управления полётами. При разработке «Валкеша» ИОКБА взяли за основу чертежи «Ар-Джера» и просто оптимизировали самолёт для условий промышленного производства Кено.
«Валкеш» оказался отличной машиной. С формальной точки зрения это был истребитель-бомбардировщик, но на практике, в нём было больше от штурмовика, чем от истребителя. Его двигатель позволял ему хорошо маневрировать на малых и средних высотах, а его вооружение: 25мм скорострельная автоматическая пушка на передней турели и 4 ракеты на пилонах были вполне достаточны, чтобы вести как воздушный бой, так и наземные штурмовки. Номенклатура пилонного вооружения была не очень обширна, но вполне достаточна: управляемые ракеты «воздух-воздух» (были варианты, как с инфракрасным, так и радиолокационным наведением), управляемые ракеты «воздух-земля» (инфракрасные, и с наведением по видеосигналу), кассетные бомбы, НУРСы.
В ходе Стальной Войны авиаэскадроны Кено оказались вполне достойными противниками ВВС Лианры. Хотя «Шабра», истребитель-бомбардировщик «Северстали», несколько превосходил по тактико-техническим характеристикам «Валкеш», но зато у пилотов Кено был значительно больший боевой и лётный опыт, чем у их «стальных» противников. Первые же воздушные бои показали, что лётное мастерство имеет куда большее значение, чем перевес в качестве самолётов, а перевеса в количестве ни у одной из сторон не было.

Продолжение следует…

***

Возникли вопросы? Пишите на форум


Искать статьи по словам:  Steel Warriors Стальные Воины Бывшая Империя Техника Описание
 
 

Мы во Вконтакте

© 2019 Настольные игры: классические, логические, детские и взрослые
© 2019 Ohobby
Перепечатка материалов возможна только при согласовании с администрацией сайта и с обязательной ссылкой на Настольные игры


Дизайн студии E-Fly
Rambler's Top100
Страница сгенерирована за 0.006567 секунд